Внушение отрицательных галлюцинаций

Под отрицательными галлюцинациями Бернгайм разумеет удивительно обманчивое представление об исчезновении объекта, находящегося в пределах наблюдения.

Одному загипнотизированному лицу, спящему с открытыми глазами, я внушаю, что я исчезаю и он меня не видит, не слышит, и не чувствует.
Под влияним внушения он может также меня слышать и чувствовать, не видя меня.

Отрицательные галлюцинации — явление весьма поучительное, бросающее яркий свет как на сущность гипнотизма, так и на сущность галлюцинаций.
Прежде всего бросается в глаза, как часто при этом загипнотизированный представляется обманщиком, — то он ходит вокруг исчезнувшего предмета или лица, то избегает его.

В этих случаях дело идет о двойном сознании: врехнее сознание не видит; нижнее сознание видит и ходит вокруг да около.
( При известном навыке в гипнотических экспериментах, можно очень часто наблюдать деятельность нижнего сознания и у душевнобольных.
Одна истеричная дама принимает меня за своего брата, ни за что на соглашаясь отказаться от этого представления.

И в то же время фиксация на моей личности вызывает в ней такую цепь идей, которую я мог вызвать только в качестве врача.
Другая истеричная пациентка видит в своем возбуждении всё одно и то же лицо, но каждый раз останавливается перед ним, никогда не прибегая к насилию, в противоположность обычному своему поведению к другим лицам – Оскар Фогт.

Это явление знакомо каждому психиатру. У каждого острого душевнобольного цепь болезненных идей и представлений работает преимущественно в пределах верхнего , а у здоровых – в пределах нижнего сознания.
Так, больной, представляющий себя богом или королем, очень охотно исполняет обязанности дворника, а больной, представляющий себя голодающим или умирающим, ест с королевским аппетитом.)

По предложению профессора Semon мы проделали следующий опыт с одной вполне надежной, образованной дамой без её ведома.
Я загипнотизировал её и во время гипноза внушил ей, что после пробуждения она увидит на кресле, стоявшем напротив неё, ярко окрашенного попугая.
Опыт прекрасно удался дважды – в тот же день и на другой день.

После этого я написал крупными отчетливыми буквами на длинной полоске бумаги, в двое более длиной, чем внушенный попугай, следующие слова: «жизнь сложная штука».
Загипнотизировав даму, я поместил эту полоску бумаги на кресле ( об этой бумаге дама ничего не знала) так, что галлюцинированный попугай должен был покрыть половину бумаги.

Внушив опять даме, чтобы она по пробуждении увидела попугая, я разбудил её и попросил её вслух прочитать, что она перед собой видит.
Она прочла: «жизнь сл…..» и дальше не могла ничего разобрать. Внушенный попугай прикрыл вторую часть текста.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *