Сон и гипноз

Многие люди обладают способностью точно измерять время во сне и просыпаться в любой час, который они назначают себе вечером перед отходом ко сну. У некоторых такое решение вызывает чуткий, беспокойный сон; другие же, наоборот, засыпают после этого так же крепко, как всегда, и все таки просыпаются аккуратно, в назначенное время.

С помощью внушения мы можем вызывать тот же феномен в тех случаях, когда он отсутствует, не только в состоянии гипноза, но и в состоянии нормального сна. Восприимчивому к внушению человеку я легко могу внушить, что он проснется ночью в такой то час, и это сбывается аккуратно.

Но мне с помощью внушения удалось фиксировать и те ассоциации, которые будят нормально спящего человека, а также и те, которых он, наоборот, не должен слышать, так например, продолжая спать при большом шуме и в то же время просыпаясь при малейшем шорохе другого рода.

Этим обстоятельством я широко воспользовался в своей больничной практике, облегчая службу служительскому персоналу, приставленному к неспокойным и опасным больным. Я загипнотизировал одного служителя и внушил ему не слышать и не просыпаться даже при самом большом шуме.

И в действительности я хлопаю руками над его головой, громко насвистываю ему в ухо, — он не просыпается.
Тогда я внушаю ему тотчас же проснуться после троекратного легкого щелкания ногтем ( столь тихого, что ни один из присуствующих его не слышит ).

И в действительности он тотчас же просыпается, сообщая, что слышал щелкание, но «совсем не слыхал хлопания или насвистывания».
Затем я внушаю ему ночью оставаться абсолютно глухим к самому сильному шуму и топоту беснующихся больных и продолжать спокойно спать далее, но, наоборот, тотчас же проснуться при каком нибудь непривычном или опасном действии больного.

Этот метод в течение 10 лет последовательно применялся мной ко всем служителям неспокойных отделений, изъявляющим на то свое желание ( а желали почти все ), и с тех пор нервные истощения, бессоница и т.п. недуги служительского персонала, можно сказать, исчезли, и сам надзор за больными стал более бдительным.

То же самое я проделал с одной сиделкой, которую поместил рядом со склонным к самоубийству меланхоликом, испытав её предварительно на счет надежности её суггестивной реакции во сне: я внушил ей крепко спать, не слушая ни стонов, ни шумов, но просыпаться тотчас же при малейшей попытке больного подняться с постели или что — нибудь себе сделать и затем, обратно водворив его на кровать, тотчас же засыпать снова.

И это внушение исполнялось с такой точностью, что многие застигнутые таким образом больные, считали свою сиделку заколдованной. Сиделки, исполнявшие такие обязанности беспрерывно до 6 месяцев подряд и притом сильно работавшие по целым дням, оставались вполне свежими и бодрыми, сохраняли хороший вид и не обнаруживали никаких признаков усталости.

Правда, для этого требуются субъекты, очень восприимчивые к внушению, но я видел много сиделок и служителей, годных для такой службы. Мой преемник, проф. Блёйер и проф. Мангайм, в Cery-Lausanne, подтвердили этот опыт.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *