Лечение внушением

Особые заслуги по разаработке лечения путем внушения приобрели Веттерштранд и Оскар Фогт.

Веттерштранд разработал и в упорных случаях применял с большим успехом метод длительного ( продолжающегося целый ряд дней ) сна. Он гипнотизировал всех своих больных коллективно, в полутемном салоне, тихо нашептывая им в ухо свои внушения, — таким способом устраняются взаимные вредные влияния, и в то же время вся картина оказывает могущественное суггестивное действие на всех присутствующих.

Оскар Фогт следующим образом описывает результаты своей работы: »На основании моего опыта я утверждаю, что сомнамбулизм может быть вызван у каждого здорового человека; препятствующие этому в данную минуту моменты при терпении всегда поддаются устранению».

Дальше он приводит 2 своих случая: «Один пациент давно страдает ипохондрической бредовой идеей, связанной с симптомами полового раздражения. После целого ряда сеансов пациент всё ещё обнаруживает явления гипотаксии. Автоматические движения слабо выражены, амнезия в гипнозе вообще не удается. Тем не менее я в одном сеансе освобождаю его надолго от бредовой идеи.

Другой пациент поступил с симптомами травматической истерии, соматические проявления которой уже исчезли. Пациент один из наиболее восприимчивых к гипнозу субъектов, которых я когда — либо гипнотизировал. После первого гипноза все симптомы исчезли.

В то же время внушением на яву тотчас же вызываются галлюцинации всех чувств. В течение дальнейших 14 дней здешнего пребывания пациент ни на что не жалуется. По профилактическим соображениям, я тем не менее, в течение этого периода гипнотизировал его ещё 3 раза и затем отпустил домой.

Через 3 дня у него появился уже настоящий рецидив. Пациент был настолько восприимчив к внушению, что немедленно поддавался всякому воздействию.
В течение длившейся месяцы болезни симптомы её так тесно ассоциировались с окружающей домашней обстановкой, что возвращение домой тотчас же вызвало у пациента яркое чувственное воспоминание о последней ( а это и есть психологическое определение рецидива ).

Таких случаев множество. На некоторых пациентов гипнотизеру достаточно взглянуть, чтобы вылечить их на несколько дней, — однако, ни один вид внушения не вызывал у них длительного эффекта. И для психотерапии остается в силе старая пословица: — «медленно, но верно».

У некоторых, трудно поддававшихся внушению, субъектов удавалось устранить запор и добиться ежедневного стула в определенный час; внушение же немедленного стула оставалось у них безуспешным.

С другой стороны, у одной легко внушаемой, не истеричной пациентки, я могу в любое время вызвать немедленный стул, но урегулировать его на близжайшие дни или же на более продолжительное время мне никогда не удавалось.

Особого внимания заслуживают некоторые самовнушения у истеричных. На них впервые обратил внимание Рингир. Имеется категория тяжелых истерий, симптомы которых под влиянием терапевтических внушений лишь ухудшаются.
Одна истерическая женщина страдает 14 дней припадками. Гипнотическое лечение только увеличивает число их, при чем припадок каждый раз наступает во время или после сеанса. Позднее пациентка сама представила мне объяснение этого явления.

Она позволила дефлорировать( лишить девственности) себя в наркозе и три дня спустя любовник её отравился. При появлении известия о его смерти появился первый приступ судорог.
Гипнотическое усыпление, — заметила пациентка, — всегда напоминало мне тогдашний наркоз. Тогда снова всё живо мне представлялось, — меня охватывал страх, и затем я получала припадок.

Другая истеричная пациентка страдает периодическими сумеречными состояниями, которым предшествуют резко выраженные колебания изменчивых аффектов. В одной такой стадии я гипнотизирую пациентку.

Я внушаю ей не получать больше никаких приступов, но увы! — у неё уже обнаруживается таковой. Само слово приступ уже вызвало его. Тем не менее далее проявляются и другие составные элементы моего внушения, ибо данный приступ протекал гораздо легче всех предшествовавших.

Подобное, — благодаря различным ассоциациям, — частью благоприятное, частью неблагоприятное воздействие внушения я в ещё более рельефном виде наблюдал у той же пациентки в течение предшествовавшего припадка.

С наступлением сумеречного состояния я сделал пациентке впрыскивание гиосцина, которое успокоило её настолько, что мне удалось её загипнотизировать и быстро устранить сумеречное состояние.

Вызванная, однако, гиосцином сухость в зеве, привела тем временем, через самовнушение, к представлению об анэстезии ротовой полости, со связанным с ней параличем языка, агеусией и моторной афазией.
В течение 3 дней все симптомы были устранены путем внушения; осталась только афония, которая в течение 4 дней не поддавалась никакому внушению.

Наконец, я попытался воздействовать и на неё, внушив амнезию всего расстройства речи. По пробуждении у пациентки появился полный рецидив. Она снова обнаружила явления афазии, производила – как во время существования всего комплекса симптомов – щелкающие движения, указывала пальцем на горло и затем вдруг громким голосом потребовала: »воды!».

Одним залпом она выпила пол — литра, и затем расстройство речи исчезло в несколько мгновений. Таким образом, моё внушение вызвало прежде всего легче возбудимое воспоминание о пережитом болезненном состоянии, даже с сухостью в горле, а затем пробудилось воспоминание и о годах здоровья.

Последнее, как комплекс более сильных представлений, постепенно взяло вверх: таким образом, благоприятное действие гипноза восторжествовало над неблагоприятным».

Такие рецидивы, как те, о которых говорит здесь Фогт, часто базируются на старых, скрытых в подсознании нередко с самого детства аффектах, полностью излечиваемых в настоящее время катартическим методом ( психоанализ ), лучше всего в комбинации с гипнозом.

Профессор Август Форель.

Замучали фобии? Приходите на психологическую консультацию.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *