Постгипнотические явления

К важнейшим явлениям гипнотизма принадлежат постгипнотические эффекты внушения. Все, что достигается нами в гипнозе, очень часто может быть вызываемо и на яву, если в гипнозе внушить загипнотизированному субъекту, что оно случится после его пробуждения.

Не все гипнотизируемые доступны постгипнотическому внушению, но тем не менее при некотором опыте и навыке, постгипнотические явления получаются почти у всех усыпленных и даже во многих случаях простой гипотаксии без амнезии.

Я внушаю одному лицу: «после пробуждения вы поставите стул на стол и затем правой рукой похлопаете меня по левому плечу».
Я говорю ему ещё многое и наконец: «считайте до 6 и проснитесь». Он считает и, дойдя до шести, открывает глаза.

Одно мгновение он с заспанным видом смотрит вперед, обращает свой взор на стул и фиксирует его своим взглядом.
Зачастую тут возникает поединок между рассудком и могуществом внушения. Смотря по степени естественности или неестественности внушеня с одной стороны и восприимчивости к нему гипнотизируемого, с другой стороны, победителем выходит первый или второй фактор.

Я наблюдал неоднократно, что при сильной восприимчивости к внушению, попытка противостоять его импульсу может вызвать у гипнотизируемого страх, возбуждение.

Он терзается мыслью, сто «он должен это все — таки сделать».
Да, в двух случаях загипнотизируемый мной субъект готов был совершить 45 минутное путешествие, один раз для того, чтобы похлопать меня по плечу, а в другой – чтобы подать полотенце госпоже У.
Этот импульс может длиться часами и днями. В другой раз он бывает слаб, может проявляться лишь как идея, не побуждающая к действию, так что внушение не выполняется.

Загипнотизированный мной субъект фиксирует взглядом стул, неожиданно встает, берет стул и ставит его на стол.
Я спрашиваю его: «почему вы это делаете ?» — ответ колеблется, смотря по образованию, темпераменту, характеу и роду гипноза.

Один говорит: «я думаю,что вы мне в гипнозе сказали, чтобы я это сделал»; другой – «мне кое — что в этом роде приснилось»;
третий, — « меня к этому что — то толкало, я это должен был сделать, не знаю почему»;
четвертый, — « мне пришла в голову такая идея »;
пятый объясняет: «стул стоял поперек дороги и мешал ему ( или в случае внушения взять полотенце и вытереть себе лицо, ссылается на сильное потение ).

Шестой, по исполнению действия, утратил всякое о нем воспоминание и считает себя только что проснувшимся.
Этот последний, особенно выглядит как сомнамбула, его взгляд неподвижен, движения имеют автоматический характер, и все эти явления исчезают после выполнения внушения.

Другому, я внушаю: «по пробуждении вы увидете меня одетым в пурпурно — красную одежду и с двумя оленьими рогами на голове. Кроме того, исчезнет моя рядом сидящая жена, а также эта дверь, которая вполне будет закрыта обоями и деревянными фанерками, так что вы вынуждены будете уйти через другую дверь».

Я говорю ему ещё другие вещи, внушаю три раза зевнуть и после этого проснуться. Он открывает глаза, несколько раз протирает их, как бы желая удалить от себя туман, оглядывает меня и начинает смеяться и все трет себе глаза. «Чего вы смеетесь?» — « Да вы ведь весь красный и на голове у вас два оленьих рога».

«Ваша жена ушла!»- где же она сидела?» — На этом стуле».
«Видите вы этот стул ?» — «Да».

Я прошу его ощупать стул; он делает это неохотно, ощупывает всё вокруг моей жены, осязая, по его мнению стул.
Затем он хочет уйти, но не может, видит только обои и деревянные фанерки и утверждает это, ощупывая даже саму дверь.
Если открыть дверь, галлюцинация может исчезнуть или продолжается, — в последнем случае он представляет себе воздушное отверстие заполненное обоями и фанерками, а самой двери не видит.

Такие постгипнотические галлюцинации могут длиться от нескольких секунд, до часов и даже дней. Обыкновенно они продолжаются несколько минут.

Одной загипнотизированной даме, я даю один настоящий нож и внушаю ей, что таких ножей – три. Она при этом совершенно бодрствует и абсолютно не может отличить друг от друга эти три ножа, ни при разрезывании, ни при ощупывании, ни при постукивании ими по окну.

Она вполне серьёзно разрезает воздухом протянутый перед ней кусок бумаги и утверждает, что видит разрез ( несуществующий в действительности ), который будто — то бы сделала с помощью внушенного ей ножа. Когда я предлагаю ей разъединить, предполагаемые разрезанные два куска бумаги, она испытываемое ей сопротивление приписывает моему гипнотическому воздействию.

Когда же другие лица её высмеяли потом по этому поводу, — она рассердилась, утверждая, что ножей было три, и что два из них, я потом спрятал; она то видела все три ножа, осязала их, слышала и не позволит себя ввести в заблуждение.

Когда же я той же особе внушаю исчезновение настоящего ножа, она не осязает его, если даже положить его ей на руку, не слышит его падения, не чувствует никаких производимых им уколов.

Чувства, мысли, решения и т.д. столь же хорошо могут быть внушены и на время после гипноза и в состоянии самого игпноза. Успехи, достигнутые у вышеупомянутой алкоголички и менструирующих женщин, были явлениями постгипнотическими. Мне только два раза удавалось тотчас же вызвать или купировать менструацию во время гипноза.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *